Телефоны для связи:
+7(831) 975-03-34
+7(831) 975-16-10
Починковская ЦБС » Памятники архитектуры

Памятники архитектуры

Дом Купца Носова (Здание центральной библиотеки)
Этот большой кирпичный двухэтажный частный дом постройки второй половины 19 века известен как дом купца Носова (ныне площадь Ленина, 55), который местные жители прозвали просто — Носов дом.
В советское время в бывшем доме купца Носова в разные годы размещались: столярная мастерская (в 1920-е годы), педагогическое училище, дом крестьянина, временно райисполком (когда проводилась реконструкция бывшего купеческого дома Котельникова, где располагался райисполком), народный музей. В годы Отечественной войны в доме Носовых проживали жители, эвакуированные из Москвы.
В настоящее время все здание занимает центральная  районная библиотека (с 1991 г).

История создания музея
Музей зародился в 1969 году с выставки по материалам  матроса легендарного крейсера «Варяг» И.Я.Илюшечкина, которая экспонировалась под девизом «Корабли - герои и люди - герои не умирают». Официально музей функционирует с 24 августа 1970 года. Статус народного краеведческого музея получил 18 мая 1984 года. Музей находится в старинном купеческом доме Лощининых, который был построен во второй половине XIX века и имел большие подвалы и лепные потолки. После 1917 года здесь некоторое время размещалась почта, затем общежитие педагогического техникума и его базовая школа. В 1962 году был возведён пристрой методом «народной стройки». Здесь разместилась восьмилетняя школа. Просуществовала она до 1997 года.  С 1999 года в левом крыле, на втором этаже здания разместился народный музей, а остальное помещение отдано начальным классам Починковской средней школы.
С апреля 2012 года музей является структурным подразделением муниципального бюджетного учреждения культуры «Починковский культурно-досуговый центр».
Основоположники музея – супруги Ермошины. С любовью и энтузиазмом Наталья Ивановна и Тимофей Филиппович  собирали первые экспонаты, фотографии и документы. Очень многое сделали для  пополнения фондов и патриоты родного района, немало лет руководившие работой музея Вера Андреевна Лесина, Борис Семёнович Маркин, Мария Николаевна Теплякова. В настоящее время директор музея Белова Светлана Сергеевна. 
Общая площадь музейных помещений – 155,34 м2, площадь, занятая под экспозиции – 143,34 м2.

Починковский Конный  завод
Починковский государственный Конный завод имеет давнюю и богатую историю. Это самый старый Конный завод России из ныне существующих. Исторические сведения гласят: боярин Б. И. Морозов купил в 1647 году у царя Алексея Михайловича (Романова) «пустую Мордовскую землю Починки с пустошами и полянами, с борнтными и лесными уходьями (наверно – угодиями) за 143 рубля и три алтына с деньгой». Для продуктивного использования лугов и пастбищ Морозов приказал управителю поставить в Новом Рождественне (Починках) «Конский завод», что и было сделано в 1652 году. В этом же году из Москвы пригнали 8 жеребцов и 60 маток. На заводе стали выращивать выездных и верховых лошадей для «собственной потребы» боярина и для продажи. Для обслуживания лошадей из разных губерний России в том же году прибыли крепостные крестьяне Морозова Б. И.
После смерти Морозова (1662) и казни его зятя Милославского (1682) вся Починковская вотчина была «отписана на государя». Конный завод становится государственным.
С 1694 по 1762 год Починки были центром поташного производства России. Конный завод в эти годы был подчинен поташной конторе и обеспечивал лошадьми контору, а так же поставлял драгунских лошадей в Петербург и уже в 1738 году играл значительную роль в поставке ремонтных (м. б. ремонтантных?) лошадей для армии.
В 1739 году смотритель поташной конторы Лодыгин по распоряжению А. П. Волынского отобрал 20 крестьянских и 3-е дьячковых детей в возрасте от 15 до 20 лет и отправил их в Москву учиться на Конюхов на 1 год и на ветеринаров на 2 года.
В 1744 году из Ямполя прибыл табун лошадей, которых разместили в старой конюшне. По указу Елизаветы Петровны завод должен был поставлять лошадей не армейским драгунам, а лейб-гвардейскому полку, т. е. он должен был выращивать более сильную и статную лошадь. Этими качествами вполне обладали лошади Ямпольского завода.
С этой же целью, а так же в связи с ликвидацией в городе Батурин на Украине лейб-гвардейского Конного завода в Починковский Конный завод летом 1761 года прибыли табуны лошадей из Батурина. Годом раньше, 18 сентября 1760 года, Елизавета Петровна подписала указ, согласно которому Починковская волость Арзамасской провинции была отдана во владение лейб-гвардии конного полка. В волости было 27 сел и деревень, в которых проживало 8489 мужских душ. Но главное – здесь были хорошие выпасы, луга и водопои, были люди, умеющие выращивать лошадей, были и конюшенные постройки, хотя для взрослого поголовья их было недостаточно.
Поэтому к зиме 1762 года на левом берегу реки Рудни новые конюшни на 800 голов лошадей были построены. В «Главной книге завода», к сожалению утерянной к настоящему времени, было дано подробное описание конюшен. «Здание имело форму квадрата с четырьмя рубленными башнями по углам. На каждой башне, на шпиле, был установлен конь-флюгер. Четыре стороны квадрата делились пополам выездными воротами, образуя 8 двухрядных конюшен с капитальной стеной в середине. Внутри квадрата конюшен - манеж. Все постройки возведены из мощных дубовых бревен, расколотых пополам и покрытых по верху лубом. С двух сторон здания на полсажени друг от друга тянулись полукруглые оконца».
В то время Починки входили в состав Саранского уезда Пензенской провинции. Окрестности Починок к западу от р. Рудни изобиловали богатыми сенокосными лугами и пастбищами, что и было учтено при создании здесь конного завода. Завод состоял из 4 линий деревянных конюшен, из которых первая из дубовых бревен вошла в строй в 1762 г., вторая - в 1773 г., третья - в 1786 г. и четвертая в - 1789 г. Лошадное поголовье было доставлено сюда из сформированного Батуринского конного завода на Украине и составляло сначала 680 лошадей, в том числе 469 кобыл разных возрастов.
О высоком качестве производящего состава Починковского завода в 60-е годы ХYIII столетия говорит и такой факт. Граф А. Г. Орлов-Чесменский в 1767 году отобрал в Починковском дворцовом заводе группу кобыл и возможно жеребца-производителя из числа «датских и немецких» для своей работы по созданию отечественной верховой породы, которая в последствии стала называться Орловской верховой породой. Об этом в книге «Из истории русского конноводства» на странице 83 сообщает В. О. Витт.
В период Пугачевского восстания в 1774 году полторы сотни лошадей завода увели пугачевцы, остальных, пользуясь случаем, крестьяне развели по своим дворам.
При подавлении бунта в Починках, лошади у крестьян были отобраны, а сами крестьяне примерно наказаны.
Через четыре года после подавления Пугачевского восстания, когда для укрепления местной власти была проведена губернская реформа, село Починки стало городом – центром Починковского уезда. По указу императрицы Екатерины второй был утвержден герб нового города: «Золотой конь на зеленом поле, означающий знатные Конные заводы, находящиеся в окрестностях города».
В это время в Починках было два завода – Лейб-гвардейский и Дворцовый. Первым ведала полковая канцелярия, вторым – придворная конюшенная контора. Лошади царского завода размещались в Морозовской обветшалой конюшне. В 1789 году для них построили новую.
В 1797 году распоряжением императора Павла первого оба завода переданы в главную экспедицию Конных заводов. В начале 19 века в конюшнях Починковского завода размещалось до 1 тысячи лошадей. Отечественная война 1812 года нанесла огромный урон конскому поголовью России. Перед страной встала задача по усиленному воспроизводству лошадей. Александр первый сразу же после войны утвердил положение о разделении заводов на придворные и военные. Починковский завод получил статус военного. В его задачу входило снабжение строевыми лошадьми гвардейских полков, в том числе и кавалергардских, для которых была нужна крупная, сильная и красивая лошадь, так как солдаты в эти привилегированные полки набирались саженного роста. Для улучшения качества молодняка в Починковском заводе первыми в стране ликвидировали весеннее-летнюю косячную случку и ввели плановую ручную, с января по апрель, дававшую благоприятные условия для развития жеребят на табунном содержании. Положительную роль в этом вопросе сыграло и использование чистокровных верховых производителей из Англии. В Починки поступили отличные по качеству жеребцы этой породы – Трумпетер, Лакстон, Трофоунис. Были конечно и менее классные, были и неудовлетворительные по качеству жеребцы, которых после нескольких лет использования выбраковывали.
К этому времени конюшни, построенные в 1762 году, обветшали, и в 1817 году г смотритель Починковского конного завода Карачаров получил разрешение построить взамен их новые кирпичные. Было начато строительство новых кирпичных конюшен по проекту, одобренному архитектором Д. И. Желярди, который является автором проекта зданий Хреновского Конного завода. Строительство завода длилось шесть лет и было окончено в 1822 году, но не завершено, так как одна из северных полуконюшен была не построена. Вместо ее возвели кирпичную стену. Конюшня эта была построена значительно позднее. Этот новый завод со всеми его другими помещениями был построен в 1819-1821 гг. по проекту архитектора А. С. Кутепова в виде замкнутого квадрата, каждая сторона которого составляет около 250 м. Внутри этого квадрата располагались манеж и подсобные помещения. Идея построить Конный завод «на века» оказалась правильной. И сейчас, спустя 175 лет, после завершения строительства все коневодческие постройки тех лет выглядят современными и требуют только периодического ремонта крыши и внутреннего денникового оборудования. Что же касается конюшен, то от них по-прежнему веет монументальностью и величием. Башня над главными въездными воротами не лишена изящества. На шпиле башни – флюгер – уменьшенная в два раза фигура жеребца Ашонок.
Здания конюшен хорошо просматриваются с Ильинской горы, когда Вы подъезжаете к селу Починки со стороны Нижнего Новгорода.
Через четыре года при заводе была открыта сводная случная конюшня для обслуживания помещичьих Конных заводов, которых только в Лукояновском уезде было девять. Крестьянских лошадей конюшня не обслуживала.
Известно, что кирпичный Конный завод в Починках построен в 1819-1821 году. Строительство его по данным А. М. Рожалина велось шесть лет. Завод представляет собой квадрат из конюшен с несколькими проездами внутрь, где первоначально располагались: зимний манеж, вещевой склад и продуктовый склад.
Вокруг истории строительства завода ведется до сих пор много разговоров и споров. По преданию, в строительстве завода участвовали тысячи людей. Кирпич изготовляли местные починковские и байковские умельцы. А фундамент, рассказывают, сделан из камней так называемой Белой горы. Она располагалась между Починками, Тагаевом и Осинками и представляла собой небольшое возвышение. К настоящему времени Белая гора распахана. Здесь же брали песок и возможно известняк для приготовления раствора, в который добавляли куриные яйца для прочности кладки. Говорят, от Белой горы до Конного завода выстраивалась цепочка людей, которые передавали из рук в руки камни, приготовленные камнерезчиками. Легенда это или быль? В поле, на том месте, где брали песок Белой горы, в настоящее время находится небольшой овраг и пруд, которые заросли ивняком.
В 1930-е годы жители заречной части Починок еще помнили о Белой горе и ходили к ней за булыжниками для хозяйственных нужд.
Есть и другое предположение, что известь для строительства завода возили с окрестностей Нижнего Новгорода, а завод стоит на утрамбованном крупнозернистом песке. Никто этого не проверял.
Рабочим и солдатам конного завода разрешалось обзаводиться семьей и строить дома. Строились они неподалеку от завода, а улицы их получали названия: Конюха, Большая Солдатская, Малая Солдатская, а крайний порядок к Тагаеву получил название Карачаровки, по имени смотрителя Карачарова.
Но не все рабочие и солдаты могли строить собственные дома. Большая часть из них жила в казармах или так называемых "людских избах".
В начале на конном заводе лошади выращивались верховые, кавалерийские. В качестве маточного состава были немецкие упряжные лошади, а в качестве жеребцов производителей - английские и испанские скакуны.
В 1865 году в Починках организуется государственная конюшня, на которой стала выращиваться рысистая порода. Жеребцы были набраны из ранее расформированного Починковского конного завода, а также верховые жеребцы из бывших владений графа А.Г. Орлова-Чесменского. Затем стала выращиваться и тяжелая порода лошадей, так называемые тяжеловозы. Тяжеловозные жеребцы закупались главным образом за границей. Закуплено было несколько жеребцов из Бельгии, в провинции Брабант, а отсюда происходило и название породы лошадей - брабансоны.
В очерке А. М. Рожалина говорится, что во второй половине 19 века идет медленное улучшение породности рабочей лошади в Починковской волости. В заводской конюшне вместо верховых и рысистых пород стали преобладать тяжеловозы барбансонской, клейдестальской и першеронской пород. Барбансонов прозвали битюгами.
Рассказывают, что для осуществления этого замысла, управляющий заводом послал в Бельгию шесть крепких здоровьем конюхов за тремя конями-производителями тяжеловозной породы «барбансон». Конюхами были крестьяне Дмитриев (с улицы Карачаровка), Крекшин, Иванов и др. Дмитриев был назначен старшим. Конюхи отправились в Бельгию пешком. Им вручили сопроводительную грамоту (одну на всех) с царским гербом, в которой было написано:
«Давать по первому требованию предъявителям сей грамоты безотговорочно ночлег, кормить и поить от живота». Эта грамота долго береглась в семье Владимира Васильевича Дмитриева с улицы Карачаровка. Внук Владимира Васильевича, починковец Владимир Михайлович Дмитриев, видел эту грамоту и читал ее. К настоящему времени, к сожалению, она не сохранилась.
Бельгийские лошади были хороши, но в нашем климате у них появилось заболевание копыт – «сырец». Тогда в конном заводе стали скрещивать «барбансонов» с отечественными породами лошадей. Получился выносливый и здоровый русский тяжеловоз.
В 1850 году по высочайшему повелению завод меняет ориентацию. Теперь вместо верховых лошадей для нужд армии, он выращивает ломовых и рабочих лошадей. Потребность в таких лошадях в стране возрастала из года в год в связи с развитием капитализма. Армии нужна была сильная артиллерийская лошадь. Что касается верховых лошадей для нужд армии, то в эти годы порадок их производства был изменен. Заводы стали производить жеребцов – улучшателей массового коневодства, которое стало поставлять ремонтных лошадей для нужд армии во все более возрастающих количествах. Для обеспечения массового коневодства жеребцами-производителями Конный завод в Починках закрывают, а все постройки и хозяйство завода в 1859 году передают военному министерству, которое открывает дело Починковской заводской конюшни со штатом 150 жеребцов рысистых, легкоупряжных и тяжеловозных пород.
В окружающих губерниях открываются случные пункты для использования жеребцов Починковской ГЗК (Государственной заводской конюшни) на крестьянских и помещичьих кобылах. Качество конского поголовья региона постепенно улучшается. Руководство ГЗК принимает все необходимые меры для этого. В журнале коннозаводства № 7 за 1907 год о Починковской ГЗК сказано: «Конюшня эта найдена мною при осмотре в полном порядке и исправности. Лошади хорошо содержаны…Конюшни и все казенные помещения содержаны в примерной чистоте и опрятности…Отчетность ведется правильно.».
К 1914 году, когда в Починках вновь был открыт Конный завод, в ГЗК преобладали жеребцы тяжеловозных пород и в первую очередь Брабансоны. В 1915 году в Починки пригнали с Хреновского Конного завода Воронежской области утяжеленных кобыл для использования в качестве маточного состава, и была начата работа по выведению отечественной породы крупных тяжеловозов. Эта работа не прекращалась даже в годы 1-ой мировой и гражданской войны. К 1920 году завод имел гнездо тщательно отобранных однотипных маток. На этом маточном составе использовался брабансонский жеребец Клерон-Реми рыже-чалой масти, сухой, подвижный и энергичный. Он оставил прекрасное потомство. В 1926 году из Бельгии поступили новые жеребцы брабансонской породы.

Церковь  Всех Святых

Всехсвятская кладбищенская церковь. Она была построена в 1866 году на средства торгового крестьянина Михаила Ивановича Шапошникова и средства его брата Ивана Ивановича.
Всего на строительство и внутреннее убранство храма было потрачено 50 тыс. рублей серебром - по тем временам огромные деньги. Сегодня на церковном кладбище можно встретить семейные надгробные памятники Шапошниковых.
По свидетельству старожилов, ещё в начале 1938 года в церкви Всех Святых велись богослужения, совершались церковные обряды. Затем храм был закрыт, колхоз им.1 Мая оборудовал там зернохранилище.
С 1988 г. началось восстановление храма на пожертвования и силами самих прихожан. Большую помощь оказали коллективы починковских предприятий и учреждений.
 
Партнеры
Войти через: